Обратная связь

Администратору сайта будет отправлена ссылка на эту страницу: http://moskva-today.ru/
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Запомнить:
Или
Вы можете легко и быстро авторизоваться на сайте при помощи популярных социальных сетей

Регистрация
Email(логин):
Пароль:
Повтор:
Картинки с кодом:
Код с картинки:
Востановление пароля
Email(логин):
Код с картинки:

История пяти уроков со шпагой в руках

22.11.13      Раздел: Спорт

Правильная стойка в фехтовании — половина успеха

Разминка занимает чуть ли не половину всего занятия

Федерация фехтования России и компания «Мегафон» устроили для журналистов учебный курс из пяти занятий, чтобы мы больше узнали о шпагах, рапирах, и наняли нам в тренеры чемпионов мира и Европы, чтобы мы могли познакомиться с ними лично. Но за эти две недели мы, похоже, больше узнали о самих себе.

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

«Не забывайте старое правило — с рапирой надо обращаться так, словно у вас в руке птица: держите ее достаточно мягко, чтобы не раздавить, и в то же время крепко, чтобы не дать ей улететь».

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

Курс всемирной истории фехтования, которым нас встретили тренеры, был краток и вселял надежды:

— Вы не бойтесь, что у вас не получится. Фехтование — самый древний вид спорта. Он появился сразу же, как только обезьяна взяла палку и пошла драться с другой обезьяной. Так что все, кто сейчас живет на свете, — генетически хорошие фехтовальщики. Плохие исчезли в процессе естественного отбора.

В белоснежной экипировке мы чувствуем себя немного неуютно и ждем, когда нам выдадут главное — оружие. Шпага считается прямым потомком меча, в наследство от которого ей досталось такое же треугольное сечение в отличие от четырехугольной рапиры. Espadas roperas — в точном переводе означает «меч для одежды», то есть дворцовое оружие, которое носят как украшение или которое используется для обучения. Поэтому шпага нам кажется более серьезным оружием.

Вес спортивной шпаги — 700 граммов, длина — чуть больше метра, простая гарда, тонкая ручка, которую нужно держать едва ли не двумя пальцами — большим и указательным. Но легкость оружия обманчива. Спустя полчаса сосредоточенных выпадов на мишени начинает отниматься вся рука от предплечья до кончиков пальцев. Тонкое лезвие ходит из стороны в сторону, а острие готово воткнуться в любой край мишени, но только не в ту точку, которую ты наметил себе целью.

Награда за усердие — первый бой. Мы стоим друг против друга в позиции, которую хотим считать фехтовальной стойкой, машем друг перед другом шпагами и стараемся каждую свою атаку завершить неловким выпадом. Наши тренеры, кажется, с трудом сдерживают улыбки. Но нам все равно — мы чувствуем, как острие наших шпаг добирается до соперника, и это доставляет нам пугающе безумное удовольствие.

Виолетта Колобова, чемпионка Европы

— Я никогда не относилась к спортивной шпаге как к оружию. И мне никогда не доводилось держать в руках настоящую средневековую шпагу, я лишь видела такое оружие со стороны, и мне кажется, она должна быть очень тяжелой. Тем не менее я не думаю, что современное спортивное фехтование чем-то кардинально отличается от искусства того военного времени. Те же приемы, те же защитные действия, те же атакующие — все осталось. Разве что атаки в то время не были такими глубокими, как сейчас, да и тактики было поменьше.

Все было, мне кажется, более осторожно, и люди не бросались друг на друга с рискованными атаками, и приемы не были столь хитроумны. Сейчас что, получил и получил укол, есть еще время отыграть. А раньше каждый укол — это ранение, которое отнимает у тебя силы. Да и вообще, когда на кону стоит не медаль, а жизнь, это не располагает к излишнему риску.

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

«Не забывайте, что фехтование — привилегия благородных людей. Вполне допустимо, что люди убивают друг друга, если это требует закон чести. И единственное, что можно от них требовать — это убивать друг друга достойно и по всем правилам».

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

Фехтовальная экипировка белоснежна и элегантна: гольфы; бриджы с лямками-подтяжками; набочник — куртка, которая надевается только на правую руку и оберегает тот бок, что ближе всего к шпаге соперника; фехтовальная куртка с кучей различных застежек и молнией Все это делает из вас вполне приличного человека, даже если у вас килограммов десять лишнего веса.

Но фехтовальная маска весом в полтора килограмма к концу двухчасовых тренировок убивает в вас все человеческое.

Было время, когда маски старались делать прозрачными. Считалось, что фехтование теряет в телегеничности, когда не видно лица спортсмена. Но «стеклянные» маски не прижились — после нескольких боев на них появлялись царапины, и это сильно ухудшало обзор фехтовальщику.

Теперь наши тренеры убеждали нас, что сеточная маска — одно из самых полезных для здоровья элементов экипировки:

— Вы видели черные очки с дырочками, которые улучшают зрение? — спрашивал чемпион Европы Алексей Черемисинов. — У фехтовальной маски с ее сеткой тот же эффект. Плюс маска ограничивает доступ кислорода, а значит, у вас развиваются легкие.

На самом деле после нескольких активных трехминутных боев, которыми заканчивалась каждая из наших тренировок, легкие готовы разорваться. После первого занятия не выжила треть из всех приглашенных. Впрочем, после второго остались все, кто на него пришел.

Вдоль правого рукава под курткой мы пропускаем электрический шнур. Возле перчатки он подключается к розетке шпаги, за спиной — к другому проводу, который держит нас на привязи на фехтовальной дорожке. Ее ширина — метра два, длина — 14 метров. Теперь каждый наш укол сопровождается резким писком электронной системы.

Нас ставят друг против друга и дают задание поочередно без защиты наносить друг другу уколы, чтобы осознать, что такое пропущенный и что такое нанесенный удар.

Выпад — укол — писк Выпад — укол — писк Выпад — укол — писк К концу этого бесконечного занятия хочется только, чтобы электронный аппарат наконец заткнулся. Но каждый хороший укол, после которого шпага выгибается на треть — это приличного вида синяк на правом предплечье или правой стороне груди.

В раздевалке без курток мы были похожи на банду наркоманов со стажем.

Виолетта Колобова, чемпионка Европы

— У нас нет какого-то четко определенного «кодекса чести» — свода неписаных правил, которые ты должна соблюдать на дорожке. Но в то же время, как и в любом спорте, есть грязные приемы. Например, если соперник разъярен или хочет тебя спровоцировать, он может ударить тебя эфесом в маску. Да, такие удары строго пресекаются судьями, но иногда их наносят исподтишка в ближнем бою, и это может остаться незамеченным со стороны. Удары такие страшны и могут нести серьезные последствия — лицо в маске находится очень близко к сетке, и бывали случаи, когда эфесом фехтовальщику выбивали зубы.

В женском фехтовании есть свои грязные приемы. Была у нас одна француженка, которая старалась непременно уколоть в голень. Это самый болезненный укол, и если несколько раз попасть в одно и то же место, все может закончиться очень серьезной травмой.

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

«Должен признаться, я не завидую тем, кому суждено пережить войны, которые человечество будет вести лет через двадцать или тридцать».

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

Мы все больше времени проводим в поединках. Иногда тренеры находят довольно необычную мотивацию для того, чтобы вернуть нас на дорожку:

— Не сдавайся! Тебе надо продержаться хотя бы пять минут, чтобы выжить до подхода основных сил!

Выжив эти пять минут, выживаешь следующие, и так далее — до конца двухчасового занятия. Но как же были счастливы те, кто воевал лет триста назад. Сейчас, когда смотришь фильмы-апокалипсисы, где планета погибает от очередного ядерного удара, в темных залах кинотеатров можно мечтать только об одном — оказаться в числе тех 95%, что погибнут сразу же, чтобы не гнить потом в развалинах привычного тебе мира. А те, что жили лет двести назад со шпагами в руках, даже умирая, могли надеяться на подход тех самых «основных сил».

Виолетта Колобова, чемпионка Европы

— Все, что вы видите в фильмах, к фехтованию не имеет никакого отношения. Точнее, не имеет отношения к спортивному фехтованию. Но есть целое направление — артистическое фехтование. Это уже не спорт, это — искусство. Каждый прием, каждая атака — это постановочный элемент, и все вместе больше похоже на танец, чем на бой. Все более медленно и изящно, чтобы зрители могли оценить красоту движений.

Я видела, как они готовятся. Мы часто проводим сборы на базе «Озеро круглое», и как-то одновременно с нами там оказались как раз ребята, которые занимаются сценическим фехтованием. Я приходила смотреть, как они тренируются, или, точнее сказать, репетируют. Да, интересно, но я бы не променяла спорт на него. У нас в поединках есть соперничество, у нас настоящий бой, у них — танец. Мне бы очень не хватало азарта настоящего поединка.

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

«Мне безразлично, каков человек: силен или слаб, элегантен или неряшлив, болен чахоткой или совершенно здоров. Важно другое: со шпагой в руке он должен чувствовать превосходство над любым противником»

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

— Чтобы чему-то научиться, вам нужно фехтовать с теми людьми, которые что-то умеют — с этими словами нам представили человека, стоя на дорожке против которого, мы поняли, что не умеем ничего.

«Человек, который что-то умеет» в поединке до пяти уколов вынес первого из нас меньше чем за минуту. Еще через четверть часа я гордился тем, что сумел отбить одну его, хочется верить, серьезную атаку. Это были чистые инстинкты: я успел два раза взять защиту, чужая шпага прочертила царапину по сетке моей маски, и через секунду я понял, что не слышу писка электронной системы.

Те же двести лет назад я наверняка бы оценил свое везение еще выше. Но и без того избежать неминуемого поражения — это тоже удовольствие.

Виолетта Колобова, чемпионка Европы

— Каждый свой бой я стараюсь завершить уколом в стопу или бедро. Можно считать это пижонством, можно — коронным приемом. Но такой свой фирменный знак, мне кажется, есть у каждого фехтовальщика. Если я разыгрываю долгую комбинацию, со множеством подготавливающих действий, и она успешно завершается таким уколом — это наивысшее наслаждение в бою.

Но настоящим пижонством у нас считается уколоть в защитном действии через первую или девятую защиту. Это очень координационно сложное действие, далеко не каждый вообще это умеет, делать это хорошо вообще могут единицы. Я не знаю, насколько обидно получить такой укол — мне редко его наносили, но сама я очень люблю так делать. Первый раз такой прием выполнила Татьяна Логунова, которая специально отрабатывала его с тренером. Теперь тот же тренер работает со мной, и у меня тоже иногда проходит этот прием.

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

«Я всегда считал, что во время поединка могу распознать родственную душу. С рапирой в руке каждый становится таким, каков он есть на самом деле»

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

К концу второй недели у меня появляется любимый прием: нужно, улучив момент, движением сверху вниз своим клинком заплести шпагу соперника, отвести ее чуть в сторону и нанести укол. Честно говоря, этот прием — единственный, который я могу провести в атаке осмысленно и подготовив все как следует.

С защитой все более-менее понятно. Ты можешь сделать шаг назад и отвести оружие противника в сторону. Для нашего начального уровня этого хватает. Но нам четыре занятия подряд говорили, что после защиты должен быть ответ. И чем больше поединков, тем меньше находится сил на ответ. И тогда ты идешь вперед и скорее всего нарываешься на «защиту-ответ».

На следующий день у нас был командный турнир. Каждый из нас провел по четыре боя. Два из них я проиграл именно так.

Но два других же выиграл!

«В тот день, когда последний учитель фехтования окончит свой земной путь, все благородное и святое, что таит в себе извечное противоборство человека с человеком, уйдет в могилу вместе с ним И останутся лишь трусость и жажда убивать, драки и поножовщина»

Артуро Перес-Реверте, «Учитель фехтования»

 

Источник: mn.ru